Зверское истребление мирного населения Ленинграда путём блокады, бомбардировок и артиллерийских обстрелов

Предыдущая10111213141516171819202122232425Следующая

Когда гитлеровский план захвата Ленинграда штурмом провалился, немецко‑фашистские захватчики начали осуществлять новый коварный план: истребление мирного населения города путём голодной блокады, уничтожение его бомбардировками с воздуха и артиллерийскими обстрелами. Город, отрезанный немецко‑фашистскими извергами от всех имеющихся путей сообщения со страной, понёс тяжёлые человеческие жертвы от голода.

Нарушая все международные установления, гитлеровцы обрушили на мирное население города – на женщин, детей и стариков – фугасные, осколочные и зажигательные бомбы, артиллерийские снаряды, которыми немецкие батареи били по жилым домам, улицам, площадям и скверам. Немецко‑фашистские захватчики сбросили на Ленинград 107 158 фугасных и зажигательных бомб, свыше 150 000 тяжёлых артиллерийских снарядов. От бомбардировок и артиллерийских обстрелов было убито 16 747 ленинградцев. Кроме того, было ранено 33 782 мирных граждан – женщин, стариков и детей.

Среди погибших от варварских обстрелов много представителей интеллигенции, выдающихся деятелей культуры, науки и техники. Был убит осколком снаряда крупнейший архитектор, член‑корреспондент Академии архитектуры СССР Ильин Л.А., погиб при артобстреле доктор технических наук профессор Шишко Л.П., профессор Казарновская С.С. и др. Фашистские злодеи несут ответственность за гибель во время блокады таких выдающихся представителей науки, как известный физиолог академик Ухтомский, крупный микробиолог профессор Владимиров, и многих других.

Немецко‑фашистская артиллерия с беспримерным цинизмом и жестокостью обстреливала места скопления мирного населения, наиболее людные перекрёстки, трамвайные остановки, парки и скверы.

Как показывают материалы допросов пленных, немецкими артиллеристами были пристреляны места наибольшего скопления населения на улицах. Наиболее многолюдные трамвайные остановки и оживлённые перекрёстки улиц составляли у немецких варваров особый перечень объектов для обстрелов. В журнале боевых действий 768‑го артиллерийского дивизиона резерва германского главного командования имеются записи: «5 декабря 1941 г. обстреливал 25‑ю снарядами скопления народа на Крестовском острове в северной части Петербурга. По‑видимому, это были эвакуируемые...» .

Пленный фельдфебель Фриц Уепке, командир 2‑го орудия 2‑й батареи 2‑го дивизиона 910‑го артиллерийского полка, показал:

«Для обстрела Ленинграда на батареях имелся специальный запас боеприпасов, отпускавшихся сверх лимита в неограниченном количестве... Все расчёты орудий знали, что обстрелы Ленинграда были направлены на разрушение города и уничтожение его гражданского населения. Поэтому они иронически относились к сводкам немецкого верховного командования, в которых говорилось об обстрелах «военных объектов» Ленинграда».



Стреляя по городу, солдаты и офицеры сопровождали выстрелы выкриками, вроде следующих: «А, ну‑ка, ещё в один дом трахнем!» , «Привет большевикам!» , «Эх, посмотреть бы, как рушится квартал!», «Ещё куча трупов!», «А, ну‑ка, давай фарш!».

Немецко‑фашистские убийцы стреляли по городу планомерно и методично, выбирая часы наибольшего оживления уличного движения, чтобы уничтожить как можно больше мирных граждан.

Пленный Рудольф Ловнен (240‑й артполк, 9‑я батарея 170‑й пехотной дивизии) на допросе показал:

«Артбатареи 240 артполка вели огонь по Ленинграду утром часов в 8 – 9, днём с 11 – 12 час, вечером наиболее интенсивно с 17 до 18 и затем с 20 до 22 ч. одиночными выстрелами. Основная задача была – обстрел жилых зданий и истребление жителей Ленинграда, поэтому мы вели огонь в то время, когда на улицах города было наибольшее скопление жителей».

Вот некоторые факты зверского истребления немцами мирного населения Ленинграда, взятые из многочисленных актов:

8.11.41 г. в 16.02на Нарвской площади 3‑мя артиллерийскими снарядами ранено 16 чел., убито 14 чел.

30.11.41 г. в 16.03у трамвайной остановки против дома №32 по проспекту Карла Маркса разрывом артиллерийского снаряда ранено 15 чел., убито 2 чел.

21.12.41 г. в 14.00на площади Ситного рынка 4‑мя артиллерийскими снарядами ранено 41 чел., в том числе 8 детей, убито 55 чел.

4.7.42 г. в 13.15на Нарвской площади артиллерийским снарядом ранено 2 чел., убито 6 чел.

7.1.43 г. в 7.45в трамвайный поезд, находившийся на углу Нижегородской улицы и Лесного проспекта, попал артиллерийский снаряд. Ранено 76 чел., убито 93 чел. Большинство пострадавших – подростки‑ремесленники, направлявшиеся на работу.

17.4.43 г. в 15.30на улице у дома №27 по Загородному проспекту артиллерийским снарядом ранено 50 чел., убито 7 чел.

3.8.43 г. в 15.07у трамвайной остановки против дома №52 но Невскому проспекту артснарядом ранено 49 чел., убито 43 чел.

18.10.43 г. в 18.45у дома №30 по Международному проспекту артиллерийским снарядом ранено 17 чел., убито, 9 чел.

22.12.43 г. в 19.48у трамвайной остановки против дома №51 по Невскому проспекту разрывом 2‑х артиллерийских снарядов разрушены 3 трамвайных вагона, ранено 69 чел., из них 2 детей, убито 29 чел.

4.1.44 г. в 7.55в трамвайном поезде, следовавшем по улице Куйбышева, у дома №21, разорвавшимся артиллерийским снарядом ранено 10 чел., убито 8 чел.

6.1.44 г. в 9.10на улице против дома №55/57 по Садовой улице разорвавшимся артиллерийским снарядом ранено 13 чел., убито 8 чел.

18.1.44 г. в 14.47у трамвайной остановки против дома №61 по Международному проспекту разорвавшимся артиллерийским снарядом ранено 9 чел., убито 4 чел.

Об этом же свидетельствует большое количество показаний советских граждан. Вот, например, что свидетельствуют врач 4‑го батальона МПВО Берлин и медицинская сестра Тверская: «6 сентября 1941 года снаряд разорвался на улице. На панели с распростёртыми руками лежит убитая женщина. Рядом валяется корзина с продуктами. Деревянный забор скошен и обагрён кровью. На нём налипли куски размозженного человеческого тела: петли кишок, окровавленные осколки костей, куски мозга. На панели – разорванный пополам труп беременной женщины, виден труп почти доношенного младенца. Во дворе – 5 трупиков девочек в возрасте 5–7 лет. Они лежат полукругом, в том же порядке, как стояли тут до момента смерти, играя в мяч».

Вот что пишет ленинградская писательница Вера Инбер об артиллерийском обстреле 8 августа 1943 г.:

«Снаряды с дьявольской точностью ложились в центре города, главным образом на перекрёстке Невского и Садовой, у трамвайной остановки. Там в это время кишело народом. Воскресный день. На мостовой лежали куски человеческих тел, бидоны, кошёлки, лопаты, овощи, многие ехали на загородные огороды или возвращались оттуда».

Приведённые факты, как и многочисленные другие, имеющиеся в распоряжении Комиссии, неопровержимо свидетельствуют о том, что при обстрелах города фашистские бандиты не преследовали военных целей.

В журнале боевых действий 768‑го тяжёлого дивизиона резерва главного командования имеются следующие записи по поводу обстрела невоенных объектов в Ленинграде:

«30‑11‑41 г. с 14.01 по 15.00 дивизион обстреливал кондитерскую фабрику в Ленинграде 15 снарядами».

«17‑1‑42 г. в 10.45 дивизион 4 орудиями производит огневой налёт по жилым кварталам Петербурга, выпущено 28 снарядов».

«6‑3‑42 г. с 9.15 до 9.32 дивизион произвёл огневой налёт 50 снарядами по 8‑К‑11, 16, 21 и 7‑К‑20, 25 (военные госпитали в Петербурге)».

«18‑5‑42 г. во второй половине дня дивизион 4 орудиями произвёл огневой на трамвайный парк в Петербурге» и т. д.

Пленные немцы по поводу обстрела Ленинграда показали следующее:

Унтер‑офицер Ганс Кернер, телефонист штаба 708‑го артиллерийского дивизиона резерва главного командования, показал:

«Все три батареи дивизиона были предназначены для обстрела Ленинграда. Особенно часто вела огонь первая батарея. Были дни, когда первая батарея производила по Ленинграду огневые налёты, выпуская по 20 снарядов в течение получаса, в частности такой огневой налёт был произведён 24/ХII‑43 г. Командир первой батареи (капитан Кваас) по своей инициативе часто открывал огонь по Ленинграду, и орудия его батареи стреляли почти ежедневно. В виде поощрения он систематически спаивал своих солдат, они часто вели огонь по Ленинграду, будучи пьяными. Командир 708 дивизиона капитан Хатель за эти действия высказывал капитану Кваас своё одобрение».

Штабс‑ефрейтор 2‑й батареи того же дивизиона Генрих Беккер показал:

«Батареи вели интенсивный огонь по Ленинграду. Вторая батарея, в которой я служил, стреляла почти ежедневно. Бывали дни, когда она выпускала до 400 снарядов.

Командир дивизиона (тогда дивизионом командовал майор Вебер) по своему усмотрению отдавал приказания на открытие огня, и огонь вели настолько интенсивно, что за время с 15 марта по июль 1942 года материальная часть выбыла из строя. Батарея, как и весь дивизион, до последнего дня вела огонь по Ленинграду».

Как следует из записей «Журнала боевых действий» 768‑го артиллерийского дивизиона резерва главного командования, обстрелы Ленинграда велись по указаниям гитлеровского командования, которые выполнялись неукоснительно. По приказу можно проследить, что командир 768‑го артдивизиона майор Реннер вёл варварские обстрелы города по приказанию командира 303‑й высшей артиллерийской группы генерал‑майора Кратцера, а с сентября 1943 г. сменившего его генерал‑лейтенанта Томашки. Эти палачи в свою очередь получали приказания от командующего 18‑й армией генерал‑полковника Линдемана, непосредственно выполнявшего волю верховного командования фашистской Германии.


9030172123715390.html
9030224886725906.html

9030172123715390.html
9030224886725906.html
    PR.RU™